Дементиевский Иван (dementievskiy) wrote,
Дементиевский Иван
dementievskiy

Categories:

Экспедиция в Дол По (поиски религии Бон) часть третья.

Продолжение гималайской истории. Первая и вторая часть тут(1) и тут (2)

Вид на "закрытую долину" верхнего Dol Pa. Слово "долина" конечно условно, но в целом, высоты на которых пойдёт дальнейшее путешествие, будут варьироваться между 3900 и 4700, выглядя на фоне перевалов за 5500 сущей безделицей.




Жесть-жесть-жесть-жесть, словно заклинание, я повторяю это слова, карабкаясь наверх по склону из сплошной сыпухи.
Наивные, мы думали что хуже всего это снег, ага… Шаг вперёд и два вниз. Приходится делать небольшие рывки, шагов в пять-шесть и потом стоять, восстанавливая дыхалку. Дышится на 5400 весьма скверно (сам перевал, где - то 5500-5550 На карте его нет, сравниваем с тем, который мы не смогли пройти несколькими днями ранее, он близко от нас).

По этому склону мы несколько часов, играя в паровозики (пыхтел не только я), мы буквально заползали на перевал. Лёгкая горняшка, ветер, и собственно сам подъём создавали непередаваемый бует ощущений. Мысль - "когда же всё это будет позади?" уже давно не тревожила.



В который раз поднимаю голову наверх, (обычное же состояние – это предельное внимание себе под ноги, в поисках хоть какой то зацепки, среди этого текучего песка и камней) вроде бы вот он, недалёкий уже перевал, но отрезок, разделяющий меня и сам перевал, не меняется уже второй час, оглядываясь назад, понимаю что уже прополз метров 200… И только последние двадцать-тридцать метров, склон выравнивается и я выхожу на верх. Естественно последним. Какой же адский ветер тут дует, похоже, что все воздушные потоки сошлись здесь в одной точке и рвут и мечут!
Все непальцы давно наверху, ждут только меня. Я не успеваю даже отдышаться, как они начинают готовиться к спуску, один из них берёт ледоруб и уходит к леднику, вгрызаясь в снег и лёд, проделывать для нас тропу по краю пропасти…

Вид с перевала назад, откуда мы пришли. Первая фотография этого поста - вид с перевала вперёд, куда нам идти.


Тем временем, я подошёл к карнизу, взгляд скользит по верхушкам пиков… Бог мой! Виды открываются совершенно фантастические. Оборачиваюсь назад – там тоже царство космоса и снега!
Внизу, куда нам предстоит спускаться, всё в снегу. Ох, нехорошие мысли стали лезть мне в голову. Но тогда, я ещё был под эйфорией, что мы на перевале и это гарантирует нам спуск в долину. Почти гарантирует. Когда мы вступили на тропу, прорубленную в леднике, я впервые задумался о том, что было бы неплохо подстраховаться…
Я шел предпоследним, за мной, с огромной корзиной за плечами, крался Ганеш. Мы балансируем на узкой тропинке, выверяя каждый шаг, иначе кубарем вниз. И если у меня на ногах хорошие трекинговые ботинки (спасибо Salomon_у), то у Ганеша только кеды с уже давно «лысой» подошвой. Но как показала практика, он из портеров самый опытный, и он – моя страховка на случай если что…

Пройдя ледник, мы начали спускаться. Я пошёл замыкающим.



Слава богу, ледник, по которому, мы словно в цирке, балансировали - небольшой и вскоре все обрались на другом его конце, откуда и начинается сам спуск в ущелье. Снова первым начинает спуск наш повар Буди. Под небольшим слоем снега, смерзшаяся сыпуха, почти ничем не отличающаяся по свойствам ото льда. Но, в общем то, первые десятки метров спуск вполне хороший. Хотя, после пяти человек, прошедших тут, от снега не осталось и следа, только лед. Приходится идти осторожно, и я до сих пор не понимаю, как там прошли портеры в одних кедах. Кеды были одеты на обычный носок, и на носок, видимо для хоть какой то защиты от влаги, полиэтиленовой пакет.
Резкий спуск был не долог, постепенно склон становился все более пологим, и идти становиться легче, уровень снега постепенно увеличивается и на какое-то время я перешел на нормальный шаг. Пока не достиг того уровня
склона, где снегу было по колено. Местами наст был крепким и выдерживал наш вес, местами мы проваливались, и чем больше весил человек, тем глубже. И хотя к этому моменту я прилично похудел, все равно, был самым тяжелым из нашей семёрки. И тут всех нас выручил повар. Он просто сел на наст, рюкзак за спиной, пару раз оттолкнулся, и понесся вниз. Мы, недолго думая, последовали его примеру. Главное, в таком спуске, все время притормаживать, иначе можно развить хорошее ускорение, но никто не даст гарантии, что на
пути не встретиться камень, присыпанный снегом. Таким образом, буквально на своих попах, мы скатились до совсем пологого склона, где на наше счастье был крепкий наст и за полчаса добрались до первой настоящей земли без снега.

Я думаю видно полосу снега, это там проехал сначала Будди, потом второй портер. К тому времени как я дошёл до места "старта", ребята хорошо укатали склон, и мне больше приходилось тормозить, чем разгоняться :)



Повалившись рядом с рюкзаками, несколько минут просто молча смотрим назад, на нашу тропинку и перевал, потом повар достал мюсли и портеры дружно захрустели, взахлеб делясь впечатлениями. Я отошел на пять метров и позвонил домой, надо же было хоть с кем то поделиться радостью - мы смогли пройти перевал и теперь, внутренняя долина верхнего дол по была перед нами! Вернее под нами, а дорога к первому на нашем пути монастырю, лежала вниз по ущелью.

Эти короткие минуты, когда все мы счастливы...



По ощущениям, было около 12 ти дня, когда мы сделали первый привал. Но расслабляться было рано, все ущелье, по которому мы должны спускаться дальше, полно снега. Через полчаса мы выдвинулись и вскоре сошли с земли на новый снежник. И тут все поняли, в какую *** попали. Наст не держал совсем.

Даже лёгкие непальцы сняв с себя тюки, увязли в снегу. Я делал этот кадр, из положения лёжа и думал, что если бы с нами пошёл дальше оператор, у него были бы шикарные съёмки этого весёлого цирка, который мы устроили на снегу. Трудно представить, как это выглядело со стороны, но нам тогда было совсем не смешно.


Если были участки довольно крутого спуска, там мы спускались уже отработанным способом. Человек садился на пенку, и скатывался вниз, затем следующий. Так по очереди мы спускались. У меня, да и у повара с гидом пенок с собой не было, мы скатывались на своих попах. Главное, не разгоняться. Везде уже торчали острова из камней, а слева была пропасть, в которую если угодить, то без шансов на «комбэк». Прямые участки приходилось преодолевать иногда даже ползком. И больше всего досталось мне. Портеры сами по себе очень легкие, они сняли корзины с себя и волокли за собой. При этом, проваливаясь в снег по пояс. Я со своим весом везде шел по пояс. На долго сил не хватило, и сняв с себя рюкзак, стал передвигаться ползком или просто перекатываясь, подтягивая затем рюкзак за лямки.

первым проехался Ганеш, задав нам направление.


Вторым пошёл непалец с прозвищем "за Непал!", он словно мантру, повторял эти слова, выпивая пиво... вот и привязалось...




Этот кошмар длился больше часа, пока мы не достигли первой твердой земли. Радости на лицах, от того, что перевал позади, я уже не видел. Каждый вытряхивал отовсюду снег. Ноги были мокрыми абсолютно у всех. Зато
появилась возможность идти по нормальной земле, изредка пересекая небольшие снежники. Надо было спешить. До ночлега не один час пути, а над перевалом стали скапливаться нехорошие тучи.

по соседнему ущелью, спускались непальцы. Я так и не понял из какого они селения шли, и какими дорогами, но на перевале их не было. Возможно, там есть ещё множество "партизанских троп", которые наверно никогда не появятся на картах



После короткой передышки снова спуск. Повар и двое портеров сразу оторвались, а я шел последним, с идом. Сил после борьбы со снегом осталось немного. Да и красивые пейзажи надолго меня задерживали, пока я их фотографировал. Поэтому из ущелья мы вышли уже с последними лучами солнца. Перед нами лежало немноговодное русло реки и примерно в километре, на холмах красовался монастырь. Это была SHEY GUMBA!
Под его стенами мы планировали разбить лагерь. Зная, что если дойду до лагеря и залезу в палатку, то уже не выйду, поэтому сразу иду к монастырю, надеясь поймать вечерний свет. Но к тому времени, как я поднялся к красным стенам шэйгомпы, облачность полностью скрыла солнце.

Левая часть кадра - выход из ущелья, по которому мы спускались с перевала. Кадр сделан с "площади" около монастыря.



Шэйгомпа, это небольшое поселение, которое и деревней то не назвать, там даже улицы нету. Есть небольшая площадь перед монастырем, и если смотреть на него, справа, приютились три или четыре дома, из которых только в одном жили люди на тот момент, когда мы туда пришли. Все это стоит на небольшом выступе холма, и под ним мы разбили наш лагерь. Побродив меж домов, и не встретив абсолютно никого, я спустился в лагерь. Где помимо моих товарищей было двое местных. Выпив на кухне чаю, я выглянул наружу, посмотреть, что с погодой и светом. Небо уже окончательно затянуло и первый снег начал долетать до земли, через полчаса превратившись в настоящий снегопад.

Вид на горы "с которых мы спустились", и мою палатку.


Я успел сбегать на холм и в последнем свете уходящего дня, сделать пару снимков. Было уже очень холодно, и вскоре аккумулятор отказался работать, а запасной забыл захватить. Картина того вечера навсегда отпечаталась в моей памяти, когда над темными тибетскими домами, в еще не почерневшем небе взошла Луна, и все вокруг засыпает снегом. Ни звука, ни движения в этом сюжете, разве что только моё дыхание. Среди темнеющих домов, мне так никто и не встретился. Еще какое то время, пока окончательно не замерз, я стоял над домами, взобравшись чуть выше на холм, запоминая состояние одиночества и пустоты, царившее вокруг.

Если мне доведётся когда нибудь рисовать, то именно этот кадр ляжет в основу картины, через которую я постараюсь передать то что видел глазами и не только.










Вернувшись на кухню, я как раз застал начало веселья, непальцы уже полностью поставили лагерь и все собрались на кухне, где носильщик Наранг начал танцевать и петь. Когда представление и смех закончились, я спросил о причине такой радости, может быть сегодня у кого - то праздник? Но все оказалось проще. Утром, перед выходом на перевал, Наранг дал себе слово, что если дойдет до гомпы, будет танцевать. Этот портер вообще выделялся из всех своим характером. Непальцы и так, по сути своей веселые, но этот - был «еще веселее». Никогда не унывал, хотя ему досталось больше всех и работы и веса, который он нес.Кстати и у повара и у гида рюкзаки были легче моего. Но технику я никому не мог доверить, ей и так было нелегко работать в таких условиях.

Долина бона.
Утро - словно вспышка, после вчерашней непогоды. Солнце, все вокруг
сияет свежим снегом, который довольно быстро тает.

Ничто не напоминает о непогде, разыгравшейся вчера к вечеру.



Мы с гидом поднялись к монастырю, где встретили ламу, шедшего с караваном в Bhidgor.





Нам открыли двери монастыря, которые, скорее, похожи на ворота крепости. Внутри было как в морозильнике - очень холодно. Нас даже попросили не снимать обувь. Лама этого монастыря еще не вернулся из Катманду, куда ушёл ещё осенью, до того как закрылись перевалы. У монаха, присматривающего за монастырём, столько работы в монастыре и дома, что на службу времени нет, как правило, в месяц бывает две – три службы.


Монах, присматривающий за монастырём.



Этого монастыря не касалась реставрация, и на стенах можно ещё увидеть удивительные изображения божеств. Я видел в Dol Pa стены одного отреставрированного монастыря - все изображения на стенах были изуродованы и по сути, перестали существовать.



Разговорились с ламой смешащим в Bhidgor. Он нас зовёт к себе в гости, и конечно мы согласились на его приглашение, но поскольку идти так быстро как он и его люди мы не можем, договариваемся заглянуть через несколько дней.

лама шёл не один, с ним было ещё около десяти человек.


В это время подошли французы. У них свой маршрут, по местам, где работал и жил их соотечественник и фотограф Эрик Валли. Эрик, один из фотографов, с творчеством которого стоит познакомиться ближе, если интересует фотография и история этих мест. Он долго работал в этом регионе, и успел застать многое из того, что сегодня уже исчезло. В нашей стране с творчеством этого фотографа мало кто знаком. Неоднократно, я привозил в Москву его альбомы и дарил друзьям. Наверняка можно их заказать в интернете. Один из лучших его фотоальбомов, на мой взгляд, Himalaya. Я бы привез их несколько, но он очень большой и одна книга весит наверно больше трех килограмм.


Попрощавшись с ламой и французами, мы начинаем привычное для Гималаев шествие "то вверх то вниз" постепенно набирая высоту. То и дело оглядываюсь. Внизу под нами, красуется в ярких лучах великолепный монастырь. На
напротив него ущелье, скользя по которому взгляд, упирается в высокие заснеженные горы, которые мы вчера штурмовали. Сегодня, когда светит солнце и подъем не так крут, все приключения вчерашнего дня кажутся каким то тяжелым и мрачным сном. По плану, у нас ночевка в горах, и только на следующий день мы
сможем дойти до первого жилья на маршруте. Пока поднимаемся по горе с солнечной стороны, все хорошо, а с теневой нас ждут снежники и вместо земли скользкая жижа. Но после перевала, это уже мелочи, хотя эти мелочи затрудняют путь.

Весь день такой и подобные ему пейзажи. Горы - горы - горы, и как говорит гид - очень похожи на Тибет.


Как водится, я отстаю, и вместе со мной отстает гид. Разговоры вертятся в основном около тем про зарплату, жизнь в Катманду, семью и армию. Уттар, так зовут гида, делится своими мыслями и интересуется тем, как это у нас в России. Так за разговорами мы дошли до лагеря. Чуть выше наших палаток стоят несколько домов. Пока они не жилые, но вскоре сюда придут стада яков и в домах поселятся семьи непальцы, и уйдут оттуда поздней осенью.

На следующий день, рано утром наш табор вновь уходит вверх. На пути у нас несколько перевалов по 4000-4500 метров но их уже как то называть перевалами не получается, хотя у некоторых есть имена. На одном из них, фотографируя сказочные пейзажи, у меня зазвонил спутниковый. Звонила жена, и рассказала про теракт в метро, в Москве. Честно говоря, я не сразу понял всю глубину ситуации. Я попросил обзвонить близких и родственников, узнать какова ситуация, и перезвонить мне. Потянулись долгие минуты ожидания,
превратившиеся в полчаса медитации у чортена на перевале.



Я объяснил ситуацию гиду, и он не стал более торопить меня. Я старался не думать, о том что может произойти, и не думать, что же делать дальше, если что…
Когда раздался звонок и стало ясно что все живы, стало конечно же легче. Мы «рванули» вперед. Поскольку времени было не так много, в связи со всеми изменениями на маршруте, решено было не делать ночевку в
Samling Monastery и только пройти это место, поэтому туда я пошел только с гидом, а остальные пошли в Bhidgor.

По словам Уттара до Cамлинга было недалеко, но я уже давно понял, что дорогу он "знает" условно и когда нам встретилась одинокая семья "якменов", мы пошли к ним, узнавать, в каком направлении нам двигаться дальше. Там нас угостили чаем и настоящим тибетским хлебом, который, как оказалось, не имеет ничего общего с тем хлебом, который предлагают в туристических местах и гестхаусах, называя тибетским.


Как у нас говорят - хлеб да соль, а у них это - чай и хлеб.


Выпив ради приличия чаю, тороплю Уттара. Мы еще не дошли до монастыря, а время близко к вечеру. И после часу ходьбы, а местные говорили про 15 минут, мы вышли на склон, с которого увидели древние монастыри Бон стоящие в Samlinge.

этот вид на Самлинг я снял уже уходя из него. На этом месте умерла моя canon 5D У неё просто напросто отвалилось зеркало!!!





Еще один круг замкнулся, начавшийся со встречи и короткой беседы в Катманду с ламой Sherab Tenzin Rinpoche, который родом из Самлинга. Он потомственный лама и сейчас, в деревне живут его сын и внук. (уже в Москве, я узнал, что он приехал к нам на практику, и мы смогли встретиться)





Мы спустились вниз и первым кого я встретил, был невероятно любознательный мальчишка, впоследствии я узнал, сто это внук Шенраба. И это был первый непалец, от которого пахло шампунем.
Ниже, в тени дома стояли двое, Уттар и лама, сын Шенраба. Он оказался осень открытым человеком. Я даже не стал ссылаться на знакомство с его отцом, он и так согласился показать и рассказать все, что нас интересует.

В стенах боновского монастыря. Этот род сохранил знания, передаваемые только в Роду, что считается очень важным.


После визита в монастырь, мы снова заглянули в его дом. По «традиции», появился чанг. Я выпил одну пиалу, памятуя о событиях, произошедших в Москве, больше я не стал пить, зная, что на такой высоте моя голова может разболеться.

Уттар, по моему ни разу не пропустил возможность "дринькнуть" чангу.



Где то через часа два мы вышли снова в путь. Предстояло пройти ещё один небольшой перевал и спуститься в ущелье, где расположилась деревня Bhidgor. По пути мы видели стадо диких оленей, а незадолго до спуска, к нам подошел вышедший навстречу Наранг. С перевала он показал на далекие горы впереди. Уттар перевел -
там еще один перевал за пять тысяч и это последнее серьезное препятствие на нашем пути. Светило солнце, и мы спускались вниз. Этот перевал был далеко и не в одном дне пути, видимо только поэтому, мелькнула и исчезла тревожная мысль - а если непогода? В последних лучах солнца я медленно спускался в ущелье, отправив всех вниз. По пути, мне встретились ребята, собиравшие хворост, и я с ними довольно долго просидел, сделав несколько кадров. Английский, конечно же, никто из них не знал, но и привычного hello – pen от них я тоже не услышал.

этот мальчик присматривает за табуном лошадей. Работа не очень пыльная, лошади сами по себе, к закату возвращаются в деревню.


Этой девочке досталась более тяжёлая работа. С утра она уходит в горы, в поисках кустарника, и с помощью мотыги выкорчёвывает их, что бы потом, когда в доме будет холодно, было чем растопить печь и что то приготовить...



К деревне, я подошел уже совсем в темноте, успев поймать последний свет на привычном уже чортене, стоящем над всей деревней.

Последние лучи высветили чортен, и буквально через минуту он погас, а с ним погрузилась во тьму и вся деревня.




В лагере, который разбили на окраине деревни, витало приподнятое настроение. На кухне горели две горелки, на них шкворчала картошка для меня и рис для непальцев. Пока я снимал по пути в деревню, уже вернулся гонец с чангом. Поскольку завтра не надо никуда особо идти, я присоединился к веселью. Вечером, я видел, принесли уже самогонку, но я пошел спать, поскольку день для меня был очень трудным.
После завтрака мы с гидом и поваром пошли в буддистский монастырь к тому самому ламе, который нас приглашал к себе в гости. Сложилось впечатление, что он нас ждал, впрочем, наверно такие вести, что приехала экспедиция, там распространяются очень быстро. Нам открыли монастырь. Помещение ремонтируется, и если я правильно понял, очень много помогают французы. При монастыре даже построен госпиталь. Внутри монастыря за основным алтарем есть небольшое помещение, в центре которого стоит статуя Будды, а по стенам стеллажи с очень древними манускриптами. Я записал на диктофон очень интересный диалог, произошедший, когда я попросил разрешения сделать пару кадров. Сфотографировать там мне ничего не разрешили. Оттуда я пошел в боновский монастырь. Он тоже находится в деревне и как рассказали мне, половина деревни боновцы, половина буддисты.
Пришлось долго ждать ламу, коим оказался весьма молодой человек, который, кстати, по совместительству занимается спутниковой тарелкой. Тарелка стоит у одного из чортенов, и это единственный способ связи с внешним миром.

боновский лама из Bhijora



Подходим к зданию. Сразу видно, что оно очень старое и рука реставрации не касалась этих стен. Помещение очень маленькое. Да и иначе и быть не могло в те времена, когда его строили. После буддистского монастыря, боновский смотрится, конечно «попроще». Лама рассказывает о том, что давно мечтает, и в этом году попробует
добраться до Катманду, что бы решить вопрос со спонсорством. Разговаривали о том как живут вместе боновцы и буддисты. И те и другие по праздникам ходят в гости друг к другу, пьют чанг, но не более того, ни в каких ритуалах «другой религии» они не участвуют. Я провел довольно много времени в монастыре и когда вышел на улицу, погода сильно поменялась - прилетали первые заряды снега.

Как только пошёл снег, деревня на глазах опустела. Температура стала опускаться, а к ночи сзадул ещё и сильнейший ветер, от которого никакая одежда не спасала.



Я схватил видео и фото и побежал в деревню, опасаясь, что снегопад прекратиться. Но он только усилился и через час и через два и три он не прекращался. Навалило прилично снегу, и уже под вечер, придя в лагерь,
я услышал - перевалы закрыты. Та самая, тревожная мысль, мелькнувшая днём ранее на перевале, все же оказалась реальностью. Дороги вперед и назад были перекрыты, а местные жители сказали, что такой снег может идти ещё до конца месяца, только потом обычно начинаются дожди и все приступают к посевным работам…




Мы оказались в снежном плену...


Непал 2010. Иван Дементиевский.
Tags: буддизм, гималаи, долпа, непал, религия бон, экспедиции
Subscribe
promo dementievskiy october 13, 2017 14:52 15
Buy for 600 tokens
Пока есть недорогие билеты (22 тысячи у аэрофлота) на полуостров, самое время решится и забронировать место в этом путешествии. Потом билеты будут стоить за 40 тысяч. Вылет из Москвы 1 августа Вылет из Петропавловска Камчатского 12 августа Цена 90 000 рублей. Приготовьте свои фотоаппараты и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 87 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →